Вы здесь

Исторический очерк

При раскопках этрусского города Тарквиния был найден зубной протез, относящийся к IX в до н. э. Этот протез представлял собой систему колец из золотой ленты, с помощью которых искусственные зубы крепились к сохранившимся зубам. Финикияне около города Санда в гробнице женщины (захоронение IV—III вв. до н. э.) нашли зубной протез двух центральных резцов, укрепленных золотой проволокой к соседним зубам.

Римские законы V в. до н. э. допускали захоронение с зубными протезами в то время, как на умерших строжайше запрещалось оставлять драгоценные украшения, не относящиеся к числу ритуальных. На основании этого можно сделать вывод, что за 4500 лет до н. э. искусство протезирования зубов было очень высоким, и поэтому древние римляне не отделяли зубные протезы от других органов человеческого тела. Факты, однако, свидетельствуют о другом. В древние времена зубные протезы изготовлялись чеканщиками, золотых дел мастерами и поэтому, несмотря на известные косметические достоинства, эти протезы не имели высокой функциональной ценности.

Интерес к протезированию зубов как к одному из видов врачебной помощи с достаточной определенностью обозначился в средние века.

Ибн-Сина (980—1037), описывая операцию по поводу заячьей губы, рекомендовал расшатанные зубы связывать золотой проволокой. Французский хирург Амбруаз Паре (1509 или 1510—1590) указывал, что, если расшатанные или выбитые зубы надежно закрепить проволокой, они могут прирасти к челюсти. Им был предложен обтуратор из слоновой кости для закрытия сквозных дефектов твердого неба.

В 1728 г. появилась работа французского зубного врача Пьера Фошара «Зубная хирургия, или Трактат о зубах», где с известной последовательностью дано описание зубных протезов, и в том числе штифтовых зубов. В 1776 г. аптекарь Дюшато и врач Гергардт начали изготовлять искусственные зубы из фарфора. Однако базисы съемных протезов, как и в древние времена — до середины XVII в., резались по кости или отливались из золота с помощью тех же приемов, что любое ювелирное изделие — от безделушки до произведения искусства. Технологии изготовления зубных протезов в современном смысле не существовало, а стало быть, отсутствовала единая оценка их косметической и функциональной ценности.

Качественные изменения в этом отношении связаны с работами бреславльского врача Матиса Готфрида Пурмана^(1648—1721) и химика Нельса Гудиэра (1796—1853). Первый с помощью воска и сургуча снимал оттиски с челюстей пациента и по изготовленным моделям вытачивал протезы из кости. Второй (спустя почти сто лет— 1839 г.) разработал технологию вулканизации каучука, которая в 1848 г. была использована для изготовления пластиночных протезов.

Таким образом, понадобилось более столетия для того, чтобы на основе трех составных элементов — оттиска, модели и базисного материала (раньше каучук, а теперь пластмассы) сложилась современная технология изготовления зубных протезов.

Но, несмотря на то что в середине XIX в. технологическая задача протезирования была решена лишь в самых общих чертах (первый вулканизатор образца 1856 г. весил 500 кг), почти одновременно появились работы, направленные на повышение функциональной ценности протезов.

Первым успехом в этом отношении принято считать гипсовый окклюдатор Горио, пробудивший интерес к биомеханике жевательного аппарата, в результате чего сложилась теория артикуляции, воплотившаяся в многочисленных суставных и безсуставных артикуляторах, позволивших конструировать зубные протезы с учетом основных движений нижней челюсти. Следующей вехой в проблеме совершенствования функциональной ценности зубных протезов явилась методика получения функциональных оттисков по Шроту (1864), обеспечившая наиболее надежную и физиологическую фиксацию тотальных протезов на беззубых челюстях. Несмотря на многочисленные более или менее удачные модификации, методика Шрота остается классической и в настоящее время. Метод Шрота трудно переоценить, если вспомнить, что в середине XVIII в. тотальные протезы фиксировались с помощью внутриротовых взаимоотталкивающихся пружин Фошара (1728), а немногим ранее — путем создания внутрикостных тоннелей.

Конец XIX и начало XX в. ознаменованы большим подъемом в развитии зубоврачебной промышленности. Были созданы фирмы, выпускающие в широком ассортименте фарфоровые зубы, оттискные и базисные материалы, зуботехнический инструментарий.

В качестве оттискных материалов в 1840 г. был рекомендован гипс, в 1848 г.— гуттаперча, в 1856 г.— термопластическая масса — стенс, получившая название по имени ее изобретателя Stents. Это не замедлило проявиться некоторым креном в сторону техницизма: усложнение конструкций зубных протезов не всегда получало достаточно полное биологическое обоснование. Наиболее обстоятельные в то время морфологические исследования (Келлер, Шредер, Люнда и др.) были направлены на изучение особенностей строения челюстей и слизистой оболочки, имевших прямое или косвенное отношение лишь к фиксации зубных протезов.

Более общие закономерности, касающиеся взаимосвязи жевательного аппарата с деятельностью других органов и систем, которые позволили бы определить место ортопедической стоматологии в здравоохранении, стали достоянием более позднего периода, главным образом отечественной науки.



В исследованиях И. П. Павлова и его учеников в классическом эксперименте была показана роль акта жевания в возникновении рефлекторной и химической фаз пищеварения. Советские ученые С. Ф. Гельман, Б. А. Торчинский показали, что потеря зубов оказывает отрицательное влияние на деятельность пищеварительной системы. На этом основании была сформулирована концепция общих показаний и противопоказаний к протезированию, было положено начало физиологическому направлению, которое и по настоящее время остается господствующим, обобщающим важнейшие прикладные исследования в основных разделах ортопедической стоматологии.

В 30—40-х годах в Москве, Ленинграде, Одессе, Харькове велась большая научно-исследовательская работа по созданию материально-технической базы ортопедической стоматологии, которая уже в предвоенные годы позволила обеспечить массовое протезирование трудящихся, а во время Великой Отечественной войны оказать квалифицированную помощь раненым в челюстно-лицевую область.

В годы Великой Отечественной войны был значительно усовершенствован и обновлен арсенал ортопедических средств для лечения огнестрельных повреждений челюстно-лицевой области (Б. Н. Бынин, А. И. Бетельман, М. М. Ванкевич, Я. М. Збарж, В. Ю. Курляндский, И. С. Рубинов, 3. Я. Шур и др.).

Научному развитию ортопедической стоматологии в значительной степени содействовали успехи ортодонтии. Появление функционально-направляющей аппаратуры (Кингслей, Андрезен, А. М. Шварц,

A.    Я. Катц, Г. Френкель, А. И. Дойников, М. А. Нападов и др.), глубокое изучение биоморфологических процессов при ортодонтических вмешательствах (А. Оппенгейм, Д. А. Калвелис, В. Ю. Курляндский,

B.    Н. Копейкин, А. Н. Величко и др.), исследования этиологии и патогенеза аномалий и деформаций прикуса (Л. В. Ильина-Маркосян, X. А. Каламкаров, А. М. Демнер, С. И. Криштаб, Ф. Я. Хорошил-кина) явились фактическим подтверждением правильности этого направления.

Расширился арсенал фундаментальных исследований и в области морфогенеза жевательной системы (А. Я. Катц, А. Т. Бусыгин, А. И. Дойников, И. М. Оксман, Е. И. Гаврилов, Г. Ю. Пакалнс и др.).

В начале 60-х годов благодаря научно-технической революции технологическая проблема ортопедической стоматологии получила новый толчок к развитию. Были созданы индифферентные, пригодные для точного литья сплавы на основе золота, серебра и палладия, кобальтохрома. Их применение в зубопротезной технике способствовало конструированию цельнолитых бюгельных, пластиночных, мостовидных протезов, съемных и несъемных шин для лечения пародонтоза. В практику был внедрен вакуумный метод обжига фарфора, на основе которого разработана новая технология керамического и металло-керамического протезирования. Существенно улучшены огнеупорные массы. Значительно расширилась рецептура оттискных материалов на основе термопластических, гидроколлоидных, силиконовых и полимерных соединений.

Заслугой отечественных ученых (Г. П. Соснин, В. П. Панчоха, Л. М. Перзашкевич) явились исследования в области бюгельного протезирования — как в отношении совершенствования его технологии, так и в научной разработке критериев для определения показаний, функциональной ценности и конструктивной направленности этого вида наиболее совершенной ортопедической помощи при частичной потере зубов.

Научно-техническая революция, пожалуй, ни в одной области стоматологической практики не произвела столь решительных преобразований, как в ортопедической стоматологии. Благодаря достижениям значительно повысилась как функциональная, так и эстетическая ценность зубных протезов.

В настоящее время функционирует 47 стоматологических факультетов и 21 кафедра ортопедической стоматологии в институтах усовершенствования врачей. Введена первичная специализация по основным стоматологическим специальностям в процессе обучения в субординатуре и в интернатуре после окончания института. Все это свидетельствует о том, что у нас в стране созданы реальные условия как для дальнейшего научного развития ортопедической стоматологии, так и для подготовки высококвалифицированных врачей-стоматологов ортопедического профиля.