Вы здесь

Конструкции ортопедических аппаратов

ФУНКЦИЯ ЖЕВАНИЯ И ГЛОТАНИЯ В НОРМЕ И У БОЛЬНЫХ С ДЕФЕКТАМИ И ДЕФОРМАЦИЯМИ ТКАНЕЙ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОИ ОБЛАСТИ И ШЕИ

Челюстно-лицевая область представлена совокупностью органов и систем, принимающих участие в осуществлении ряда жизненно важных функций организма, таких, как пищеварение, дыхание, речевая функция и др. Эмбриологически челюстно-лицевая область формируется из образований, развивающихся в стенках переднего отдела пищеварительной трубки и фактически построена из всех тканей, которые входят в состав нашего организма. Морфологически в челюстно-лицевой области можно рассматривать опорную часть, состоящую из скелета, височно-нижнечелюстного сустава и зубных рядов; динамическую часть, представленную мимическими и жевательными мышцами, языком и мягким нёбом; секреторные органы, которые включают в себя 3 пары крупных слюнных желез и множество мелких железок, рассеянных в слизистой оболочке ротовой полости; нервно-рефлекторную часть; систему кровообращения и лимфатическую систему. Указанные органы и системы окружают ротовую полость.

Методы параллелометрии в ортопедической стоматологии

Сведения об этих органах и системах подробно изложены в учебниках анатомии и стоматологии, а также в ряде руководств для среднего медицинского персонала, и поэтому мы остановимся несколько подробнее на малоизученных функциональных особенностях начального отдела пищеварительного тракта в норме и у больных с дефектами и деформациями тканей челюстно-лицевой области и шеи.

Значение акта приема пищи в норме и методы учета двигательной функции жевательного аппарата. Основными физиологическими актами жевательного аппарата, которые в первую очередь входят в компетенцию специалистов стоматологического профиля, являются процессы жевания и глотания. При этом должны учитываться не только особенности указанных процессов у лиц различного возраста при нормальном состоянии жевательного аппарата, но и характер нарушения акта приема пищи при различных заболеваниях челюстно-лицевой области и степень нормализации функции жевания и глотания после проведенного лечения.



Функция жевания представляет собой сложный физиологический акт, благодаря которому происходит измельчение пищи в ротовой полости и смачивание ее слюной. Акт жевания включает в себя несколько этапов: введение пищи в рот определенными порциями или откусывание пищевых продуктов, дробление, перемалывание пищи и формирование пищевого комка перед проглатыванием, процесс глотания. Механическая обработка пищи осуществляется зубными рядами верхней и нижней челюсти, при этом нижняя челюсть совершает сложный цикл движений благодаря разнообразным взаимосочетанным сокращениям жевательных мышц, а перемещение пищи в ротовой полости происходит при активной деятельности мышц языка, губ и щек. В осуществлении акта жевания немаловажную роль играют также слизистая оболочка полости рта, слюнные железы и мягкое нёбо. Весь этот сложный комплекс двигательной и секреторной деятельности жевательного аппарата обеспечивает не только измельчение пищи в ротовой полости и подготовку ее к проглатыванию, но и переваривание отдельных пищевых веществ (в первую очередь углеводов) уже в полости рта.

Откусывание пищи осуществляется передними зубами по мере смыкания челюстей в положении передней окклюзии, т. е. при некотором смещении нижней челюсти вперед. Боковые зубы в это время находятся обычно вне контакта с антагонистами. Язык при введении пищи в рот располагается в области дна ротовой полости и, сокращаясь одновременно с мышцами губ и щек, способствует перемещению пищи на коренные зубы. Далее в результате рефлекторных сокращений жевательных мышц нижняя челюсть совершает всевозможные жевательные движения, благодаря которым зубной ряд нижней челюсти смыкается и размыкается с зубным рядом верхней челюсти, осуществляя дробление и размалывание пищи. При этом подача пищи на окклюзионные поверхности зубных рядов продолжает происходить изнутри за счет сокращения мышц языка, а со стороны преддверия рта — за счет сокращения преимущественно круговой мышцы рта и щечной мышцы.

Разжевывание пищи совершается коренными зубами левой или правой стороны. При атом пища нередко разжевывается поочередно слева и справа, а пищевой комок в этих случаях с одной стороны на другую перемещается под действием рефлекторных сокращений мышц языка и отчасти мышц губ и щек. Важно отметить, что при попадании пищи в рот происходит раздражение тактильных, вкусовых и температурных рецепторов, заложенных в слизистой оболочке ротовой полости. Этим в большой степени и определяется характер рефлекторных жевательных движений нижней челюсти.

Естественно, что раздражение рецепторов слизистой оболочки полости рта обусловливает и характер секреторной деятельности слюнных желез. В результате одновременно с дроблением и размалыванием пищи происходит смачивание ее слюной определенного состава, а по мере достаточного измельчения пищевых частиц и обволакивания их слюной происходит формирование пищевого комка, который перемещается к корню языка и проглатывается. Более крупные частицы пищи, благодаря чувству осязания слизистой оболочки полости рта и языка, подвергаются дальнейшей обработке и только при достаточном измельчении и смачивании слюной формируются в очередной пищевой комок и проглатываются. Посторонние примеси, если они случайно попадаются в пище, выводятся из ротовой полости также благодаря высокоразвитому чувству осязания слизистой оболочки жевательного аппарата. Обычно разжевывание куска пищи в полости рта длится 14—30 с и зависит от величины куска пищи, ее твердости, состояния жевательного аппарата. Жевательный период, как уже отмечалось, заканчивается формированием пищевого комка и его проглатыванием.

Функция глотания также представляет собой типичный сложнорефлекторный акт, который совершается благодаря целому комплексу взаимосочетанных рефлексов. Глотание осуществляется при разобщении ротоглоточного пространства от дыхательных путей и обычно при закрытом рте. Это обеспечивается рефлекторным сокращением определенных групп мышц в ответ на раздражение пищевым комком рецепторного аппарата мягкого нёба. Так, вход в носоглоточное пространство преграждается поднятой кверху небной занавеской в результате сокращения мышц мягкого нёба, а герметизация входа в гортань происходит благодаря наклону надгортанника кзади в результате давления корня языка на него и за счет смещения подъязычной кости и гортани кверху при сокращении мускулатуры дна полости рта. К тому же в момент глотания кончик языка плотно прижимается с небной стороны к альвеолярной части верхней челюсти в области передних зубов. При этом нижняя челюсть занимает фиксированное положение и служит опорной неподвижной точкой для мышц дна полости рта и языка. Наконец, закрывание рта осуществляется сокращением круговой мышцы рта и мышц, поднимающих нижнюю челюсть. Все это и создает полное разобщение и герметизацию начального отдела пищеварительного тракта от дыхательных путей, а сокращениями языка обеспечивается продвижение пищевого комка из полости рта в глотку. При этом продольные мышцы глотки функционируют как подниматели и подтягивают глотку навстречу пищевому комку. Далее происходит последовательное сокращение констрикторов глотки, и пищевой комок перемещается в направлении к пищеводу. Пища из глотки может попасть только в пищевод еще и потому, что возвращению ее в ротовую полость препятствует приподнявшийся корень языка и прижатые к нему небные дужки (рис. 1).

Схема акта глотания с изображением подъязычно-гортанно-мышечного комплекса по Рубинову

Таким образом, акты жевания и глотания осуществляются посредством разнообразных сложных нейро-рефлекторных процессов, чем и можно объяснить имеющиеся затруднения при изучении двигательного компонента акта еды, хотя попытки исследовать особенности этих актов предпринимались уже давно. Начальные поиски изучения функции жевательного аппарата были направлены на определение жевательной силы, которая, как известно, в физиологии рассматривается в виде силы, развиваемой всей жевательной мускулатурой, поднимающей нижнюю челюсть.

Жевательная эффективность по Агапову

Первая попытка измерения жевательной силы была предпринята Борелли еще в 1679 г. Для этого на большие коренные зубы нижней челюсти укладывался шнур, концы которого связывались внизу, и к ним подвешивался груз с целью определения силы сопротивления жевательной мускулатуры.

Более перспективным оказался метод определения жевательного давления, под которым, по мнению Дюбуа-Раймонда, подразумевается сила, развиваемая мышцами, поднимающими нижнюю челюсть и действующая на определенную плоскость. В этом варианте измерение жевательного давления осуществляется с помощью специальных приборов, известных в литературе как гнатодинамометры, а сам метод получил название — гнатодинамометрия (рис. 2).

Различные конструкции гнатодинамометров

Гнатодинамометрия дает возможность получить представление о выносливости тканей периодонта в области определенных зубов в норме и при некоторых патологических состояниях и может быть использована в общем комплексе функциональных методов исследования деятельности жевательного аппарата. Однако учет только силы жевательного давления с помощью даже совершенных приборов дает возможность получить весьма ограниченные представления о деятельности всех звеньев жевательного аппарата, что явилось основанием для поиска других объективных методов исследования, позволяющих с различных позиций изучить особенности двигательного компонента акта еды. В этом отношении представляет интерес метод определения жевательной эффективности с помощью специальных жевательных проб, учитывающих степень измельчения пищи. В качестве пищевых веществ при этом применяются общедоступные, приятного вкуса, однородные по своей структуре продукты, которые не растворяются во время жевания и легко разделяются по классу крупностей.

Значительным шагом вперед в изучении вопросов определения эффективности жевания является предложение Христиансена (1923), который впервые теоретически обосновал и детально разработал методику функциональной жевательной пробы. Этот метод основан на разжевывании испытуемым 50 жевательными движениями трех одинаковых цилиндров, вырезанных из кокосового или лесного ореха, с последующим высушиванием и просеиванием полученной массы через  сита с квадратными отверстиями 2 мм, 1 мм, 1/2 мм и 1/4 мм.

В 1932 г. С. Е. Гельман значительно упростил пробу Христиансена, использовав в качестве стандартной пищевой массы 5 г миндаля, которая пациентом разжевывалась в течение 50 с, а извлеченные из полости рта частицы ореха просеивались только через одно сито с круглыми отверстиями диаметром 2,4 мм и подвергались весовому анализу. Однако при исследовании эффективности жевания у больных, когда функция жевательного аппарата резко нарушена, проба Гельмана оказалась слишком сложной, так как она рассчитана на максимальную нагрузку для органов зубочелюстной системы.

Анатомо-физиологический метод определения высоты прикуса

Этих недостатков лишена методика определения эффективности жевания по И. С. Рубинову, которая заключается в том, что максимальная доза пищевого раздражителя, примененная С. Е. Гельманом, заменяется 800 мг лесного ореха, что соответствует средней массе одного ядра. Данная проба создает более естественные условия жевания, а применение одного ядра ореха позволяет изучать жевательный эффект даже в области определенных пар артикулирующих зубов. Физиологическая ценность данной пробы заключается еще и в том, что жевательная эффективность может определяться как до появления рефлекса глотания без ограничения времени, так и при жевании такой же порции в течение 14 с, что соответствует средним показателям продолжительности времени жевания одного ядра ореха массой 800 мг взрослым пациентом с интактным жевательным аппаратом. Каждая проба в дальнейшем подвергается ситовому и весовому анализу. Кроме того, рекомендуемые И. С. Рубиновым в качестве пищевых раздражителей ядро ореха массой 800 мг, сухарь массой 500 мг и хлеб массой 1 г, позволили предложенный метод до известной степени признать универсальным и применять его для изучения эффективности жевания не только при интактном жевательном аппарате, но и при различных патологических состояниях зубочелюстной системы. Следует отметить, что в аспекте развития методов исследования деятельности зубочелюстной системы применение функциональных жевательных проб явилось заметным шагом вперед и в известной степени приобрело даже самостоятельное значение для оценки функции жевания. Однако и этого оказалось недостаточно для всестороннего изучения сложных рефлекторных механизмов двигательного компонента акта еды в норме и при различных патологических состояниях.

В этой связи трудно переоценить теоретическое и практическое значение усовершенствования методов графической записи жевательных движений нижней челюсти. Следует отметить, что изучение двигательного компонента акта еды представляет значительные трудности, так как нижняя челюсть обладает большой свободой движений благодаря особому строению височно-нижнечелюстного сустава, расположению и направлению отдельных групп мышц, прикрепляющихся к нижней челюсти.

Вопросами динамики жевательных движений нижней челюсти занимались многие специалисты. Первые поиски преимущественно были связаны с изучением зависимости анатомических особенностей височно-нижнечелюстного сустава и артикуляции зубных рядов путем исследования динамики движения суставных головок и характера резцового скольжения.

Важным этапом в развитии графической регистрации является разработанный И. С. Рубиновым (1952) метод мастикациографии (лат. masticatio — жевание и греч. grapho — пишу). Аппарат, посредством которого осуществляется запись жевания, назван мастикациографом, а графические записи жевательных движений нижней челюсти от момента введения пищи в рот и до ее проглатывания — мастикациограммами (рис. 3).

Схема записи акта жевания при помощи мастикациографа по Рубинову

И. С. Рубинов предложил мастикациографы с часовым механизмом и электрические, записи на которых производятся как на закопченной ленте, так и чернилами.

Используя метод мастикациографии, И. С. Рубинову представилась возможность объективно исследовать особенности двигательного компонента акта еды при интактных зубных рядах, при дефектах и деформациях зубочелюстной системы и при патологии височно-нижнечелюстного сустава. Важно отметить, что метод мастикациографии позволяет с достаточной полнотой учитывать характер движений нижней челюсти во время приема пищи в естественных условиях и справедливо получил широкое признание и распространение в стоматологии. К тому же этот метод вполне оправдывает себя с общефизиологических позиций, с позиций объективного анализа и конструктивных данных и по праву причисляется к наиболее доступным и современным методам функционального исследования деятельности жевательного аппарата.

Этапы изготовления мостовидных протезов

Наибольшие трудности при исследовании двигательного компонента акта еды представляет изучение процесса глотания, который принадлежит к числу процессов, осуществляемых наиболее быстрым и сложным комплексом движений в организме. Пищевой комок через 0,3—0,5 с после начала глотания попадает в пищевод, а еще через 2—8 с, в зависимости от консистенции пищи, достигает желудка.

Схематическое изображение регистрации функции подъязычно-гортанно-мышечного комплекса во время акта глотания при помощи фагиографа по Рубинову

Как показали исследования Л. Е. Кевеша (1970), Б. К. Костур и В. П. Паламарчука (1974), наиболее полную информацию о механизме акта глотания удается получить при использовании рентгенокинематографической регистрации двигательной функции глотки и пищевода в момент глотания.

Наш опыт свидетельствует о том, что этот метод оказался весьма полезным не только для исследования механизма акта глотания в норме, но и для изучения характера нарушения функции глотания у больных с дефектами шейного отдела пищевода, глотки, языка, дна полости рта и для оценки степени -восстановления этого жизненно важного процесса после проведенного хирургического или ортопедического лечения.



Исследования проводились нами на рентгенотелевизионных установках типа «Гигантос» и «Футурама», оснащенных 35-миллиметровыми киносъемочными камерами, при следующих технических условиях: напряжение на трубке — 80 кВ, сила тока — 0,2 мА, продолжительность съемки — три раза по 10 с при скорости 16 и 24 кадра в с. Причем наиболее целесообразным в наших исследованиях оказалось применение водной взвеси сернокислого бария определенной консистенции. Для анализа полученных данных отснятая и проявленная пленка просматривалась и изучалась на монтажном столе с изменяющейся скоростью движения и при проецировании изображения пленки на экран с помощью обычного 35-миллиметрового проектора.

Результаты исследований показали, что у практически здоровых людей бариевая взвесь, попадая в ротовую полость, формируется в единый ком и перемещается в направлении глотки сложными движениями языка; вначале кончик языка как бы охватывает массу спереди, а спинка языка в его средней и задней части оказывается вдавленной в виде желоба. После этого язык прижимается к твердому нёбу в области альвеолярной части передних зубов или в области их небной поверхности. Далее язык прижимается к середине небного свода и к мягкому нёбу, благодаря чему пищевой комок и перемещается в направлении глотки. Это свидетельствует о том, что в так называемой ротовой фазе глотания первостепенную роль играет двигательная функция языка и интимно связанная с ним функция тканей дна полости рта. Нарушение же кинематики языка вследствие резекции части его или частичного удаления тканей дна полости рта приводит к резкому нарушению начальной фазы акта глотания. Не менее тяжелые расстройства, но уже в глоточно-пищеводной фазе глотания, выявлены у больных с дефектами глотки и шейного отдела пищевода. Данный метод несомненно является весьма ценным, тем более, что этим методом удается регистрировать не только ротовую, но и глоточно-пищеводную фазу глотания. Однако для осуществления рентгенокинематографии требуется специальная сложная и дорогостоящая аппаратура. К тому же с помощью только рентгенокинематографии удается получить в основном качественную оценку механизма глотания без учета степени активности тех или иных групп мышц, участвующих в нем. В этой связи представляет интерес разработанный И. С. Рубиновым метод фагиографии, основанный на кимографической записи. Посредством этого метода осуществляется графическая регистрация двигательной активности подъязычно-гортанно-мышечного комплекса, что является важным критерием в изучении начальной фазы акта глотания. Наиболее типичные фагиограммы, полученные нами при нормальном жевательном аппарате у лиц различного возраста, представлены на рис. 5.

Фагиограммы, полученные в различные возрастные периоды

Как показали наши исследования, в различные возрастные периоды неодинаковым оказался и оптимальный объем глотка, при котором выявляется наименьшая активность мышц, участвующих в акте глотания. Так, для детей от 1 года до 3 лет оптимальный объем глотка составил 2—3 мл, в возрасте 4—6 лет он равнялся 3—4 мл, у детей от 7 до 13 лет соответствовал объему 4—8 мл, а у лиц старше 15 лет наименьшая активность подъязычно-гортанно-мышечного комплекса выявлена при объеме глотка от 5 до 15 мл.

Уместно отметить, что определенную информацию о функции пищевода в процессе глотания удается получить методом внутрипищеводной манометрии. С необходимостью оценивать колебания давания внутри пищевода мы столкнулись в процессе лечения больных с обширными дефектами шейного отдела пищевода и глотки. Это и явилось основанием для специальной разработки методов измерения и графической регистрации внутрипищеводного давления в момент глотания у больных в процессе возмещения зияющих дефектов шейного отдела пищевода и глотки.

Метод, названный нами эзофагиоманометрией предусматривает измерение колебаний давления внутри шейного отдела пищевода в миллиметрах водяного столба. Регистрация давления осуществляется с помощью сконструированного нами прибора — эзофагиоманометра (рис. 6). Прибор состоит из специальной резиновой капсулы, водяного манометра и соединяющей их резиновой трубки. Во время исследования резиновая капсула вводится в пищевод через область дефекта, который сверху закрывается припасованной восковой пластинкой, а для исключения колебаний давления в системе в момент введения капсулы в пищевод на резиновую трубку накладывается зажим Пеана. Схематическое изображение измерения внутрипищеводного давления с помощью эзофагиомацометра представлено на рис. 7.

Этапы изготовления анатомического оттиска

Другой метод — эзофагиография — позволяет графически записывать колебания давления в пищеводе у больных (рис.8). Осуществляется это благодаря использованию обычного кимографа, воспринимающей частью которого является резиновая капсула, вводимая в исследуемый участок пищевода. Эта капсула соединяется резиновой трубкой с капсулой Марея. Колебания, возникающие в пищеводе при глотании, через замкнутую воздушную систему передаются в капсулу Марея и писчиком регистрируются на ленте кимографа.

Электромиограммы мышц дна полости рта при проглатывании 15 мл воды в возрасте 1, 3, 6, 9, 14 и 20 лет

Новые возможности для комплексного изучения физиологии и патофизиологии жевательного аппарата применительно к оценке деятельности мышц челюстно-лицевой области возникли после внедрения в клиническую практику методов миографии, электромиографии и миотонометрии, отражающих соответственно объемные изменения, биоэлектрическую активность и тонус мышц. Исследования, положившие начало миографии, были предприняты в эксперименте на изолированной мышце Гельмгольцем (1923) путем использования пневматической передачи для записи мышечных сокращений на лепте кимографа. Позднее П. И. Гуляевым и E. К. Жуковым (1948) была осуществлена механография изолированной мышцы на осциллографе с помощью фотоэлемента. Эти принципы регистрации послужили методической основой для изучения сокращений поверхностно расположенных мышц конечностей, а в последние десятилетия и для исследования функции жевательных и мимических мышц. В настоящее время для электромиографии используются различные осциллографические установки, простейшие из них включают в себя не менее трех блоков: собственно осциллограф, калибратор чувствительности и усилители. В ходе наших исследований удалось выявить даже возрастные изменения биоэлектрической активности жевательных мышц при смыкании зубных рядов в положении центральной окклюзии, в момент разжевывания ядра ореха и в момент глотания. Наиболее типичные ЭМГ мышц дна полости рта, полученные у пациентов различного возраста в момент глотания 15 мл воды, приведены на рис. 9.

В плане оценки информации, полученной при электромиографии, заслуживает внимания то положение, что запись биопотенциалов свидетельствует лишь о степени соучастия данной мышцы в том или ином движении. Вместе с тем физиологический смысл электромиограммы может быть понят только при наложении ее на канву движений. Лишь при такой методике электромиограмма может дать наиболее точную и объективную информацию о месте и времени включений той или иной мышцы в работу и о степени ее активности.

В стоматологии таким методом может быть признан разработанный И. С. Рубиновым (1965) метод электро-миомастикациографии, в котором сочетаются два функциональных метода исследования жевательного аппарата: электромиография (регистрация биопотенциалов жевательных мышц) и мастикациография (запись жевательных движений нижней челюсти).

Антропометрические методы исследования

В аспекте разработки методов объективного исследования функции жевательного аппарата заслуживает внимания определение тонического состояния мышц.

Различные конструкции миотонометров по Рубинову

В стоматологической практике измерение тонуса жевательных мышц получило распространение лишь в последние десятилетия. Разностороннее исследование тонуса жевательной мускулатуры у взрослых проведено И. С. Рубиновым (1965) с помощью специально сконструированных для этой цели наиболее рациональных миотонометров с часовыми, пружинными механизмами, а также электрических и полупроводниковых (рис. 10). Методика проведения миотонометрии представлена на рис. 11. При этом на основании многочисленных исследований И. С. Рубиновым было установлено, что у взрослых пациентов с нормальным жевательным аппаратом тонус собственно жевательных мышц в состоянии покоя равняется в среднем 40 г, а в момент сокращения при плотном сжатии зубных рядов в положении центральной окклюзии он достигает 200—220 г.

Методика миотонометрии собственно жевательной мышцы

Помимо рассмотренных выше методов исследования деятельности мышц челюстно-лицевой области перспективным, с нашей точки зрения, представляется изучение силы сокращения приротовой мускулатуры и в частности круговой мышцы рта, которая, как известно, принимает активное участие в акте приема пищи и в речеобразовании. К тому же деятельность этой мышцы оказывает большое влияние на формирование зубочелюстной системы и особенно на морфологию зубных рядов и альвеолярной части в переднем отделе. В этом плане представляет интерес методика динамометрии круговой мышцы рта с помощью специального прибора (рис.12), разработанного Л. А. Гооге (1975).

Измерение силы круговой мышцы рта по Гооге

Прибор содержит пружину, тарированную в граммах, индикатор с часовым механизмом, специальные опорные площадки и передающую систему. Указанный метод также был применен нами для изучения силы сокращения круговой мышцы рта у лиц различного возраста. Полученные при этом сведения для нормального состояния жевательного аппарата приведены в табл. 1.

Средние показатели силы сокращения круговой мышцы рта человека от 3 до 25 лет в норме

Представленные краткие сведения об основных физиологических методах исследования двигательной функции начального отдела пищевого тракта свидетельствуют о том, что современная клиника стоматологии располагает различными объективными методами исследования, позволяющими учитывать функцию жевательного аппарата в норме и при патологии. Дифференцированный выбор комплекса объективных методов исследования функции жевательного аппарата в зависимости от возраста и характера заболевания пациента позволяет успешно решать многие вопросы теоретической и клинической стоматологии, как в плане предупреждения и лечения заболеваний зубочелюстной системы в различные возрастные периоды, так и для определения лечебной тактики при устранении дефектов и деформаций челюстно-лицевой области и шеи.

При этом создаются реальные возможности для более полноценной реабилитации даже наиболее тяжелых больных с обширными дефектами и деформациями челюстно-лицевой области и шеи. В частности оказалось возможным научно обосновать и разработать специальный режим и методику кормления таких больных, обеспечить максимальное восстановление нарушенных актов жевания и глотания, а больным с зияющими дефектами шейного отдела пищевода и глотки до проведения и окончания фарингоэзофагопластики удается обеспечить условия естественного приема пищи любой консистенции.



Интерес специалистов к быстрейшей и наиболее полной нормализации деятельности жевательного аппарата обусловлен тем, что его функция тесно связана с деятельностью многих органов и систем организма, и, в первую очередь, с деятельностью всего желудочно-кишечного тракта. Эта тесная взаимозависимость обусловлена большим разнообразием рецепторов, заложенных в слизистой оболочке полости рта, раздражение которых пищевыми веществами вызывает, в частности, безусловный рефлекс со стороны желудочных желез, выделяющих определенное количество желудочного сока с различной переваривающей силой.

Кроме того, в ротовой полости, благодаря процессу жевания, существенно изменяется и консистенция пищи, что также влияет на деятельность желудочно-кишечного тракта. Жидкая пища не задерживается в фундальной части желудка и струей переходит в пилорический отдел, а эвакуация густой пищи с примесью плотных частиц происходит гораздо медленнее. Исследованиями К. М. Быкова и Г. М. Давыдова (1935) доказано влияние консистенции принимаемой пищи на моторную функцию кишечника. Значение процесса жевания для моторной деятельности желудка и двенадцатиперстной кишки детально было изучено И. С. Рубиновым (1965). При этом автором доказано, что интенсивное жевание приводит к рефлекторному тоническому сокращению мускулатуры желудка, а процесс глотания вызывает ее расслабление. Б. А. Торчинский и Г. И. Матвеева (1937) установили замедление эвакуации пищи из желудка вследствие нарушения акта жевания. Копрологические исследования выявили большое количество соединительной ткани и непереваренных волокон у лиц с нарушенной функцией жевания, что вызвано ослаблением моторной и секреторной функции желудочно-кишечного тракта у больных с челюстно-лицевой травмой вследствие особенностей питания данной категории больных (А. Т. Руденко, 1970).

Отделка, шлифовка и полировка протезов

Общеизвестно мнение о том, что длительное расстройство функции жевания нередко приводит к заболеваниям желудка и кишечника.

Важно отметить, что полость рта, являясь обширной рецепторной зоной, оказывает рефлекторное воздействие и на другие органы и системы организма. В частности, акт еды стимулирует общий обмен веществ в организме, активизирует азотистый обмен, влияет на водный и углеводный обмен. Кроме того, установлено, что функция жевания изменяет сосудистую реакцию и влияет на деятельность мышц.

Еще более разнообразна роль функции жевания для детского организма. Характер питания детей раннего возраста влияет на развитие их речевой функции, в большей степени воздействуют на процессы роста альвеолярной части челюстей, сроки прорезывания зубов и гармоническое формирование всего лицевого скелета.

Патологические изменения жевательного аппарата влекут за собой расстройство таких важных процессов, как акт жевания, дыхания, речи, а иногда и искажают конфигурацию лица. Нарушение функции жевательного аппарата неизбежным образом приводит к значительным изменениям в деятельности многих органов и систем всего организма. Причем наиболее тяжелые функциональные расстройства наблюдаются у больных с обширными дефектами и деформациями тканей челюстно-лицевой области и шеи.

Полученные нами клинико-лабораторные данные и разработанные методы комплексного лечения челюстно-лицевых и ЛOP-больных свидетельствуют о том, что возможности обеспечения естественного приема пищи для больных с обширными дефектами и деформациями челюстно-лицевой области и шеи, укорочение периода зондового кормления и, наконец, оптимизация самого режима зондового кормления базируются на результатах объективных методов исследования двигательной функции начального отдела пищеварительного тракта.