Вы здесь

Протезирование детей с дефектами челюстей, получившимися в результате травмы

Протезирование детей и подростков после травматических повреждений челюстей должно проводиться с учетом возрастных особенностей, т. е. незаконченного роста челюстей и повышенной способности нарушенных тканей к регенерации. При оказании раненому первой помощи и подготовке полости рта к протезированию надо стремиться к сохранению всех зубов, корней и зачатков.

Протезные конструкции не должны задерживать развитии зубных дуг и роста челюстей. В этих случаях пригодны все виды протезов, применяемые в детской клинике, с различными добавлениями, специфичными для лечения последствий травмы. Съемные пластинчатые протезы, как правило, не должны иметь кламмеров; наоборот, часто могут найти применение раздвижные винты, способствующие фиксации протеза и расширению деформированной челюсти.

Приведем пример протезирования после военной травмы.

Тело нижней челюсти не было повреждено, а между тем, вследствие отсутствия зубов и давления стянутой рубцом нижней губы, нижняя челюсть начала отставать в развитии от верхней. Верхняя челюсть, наоборот, несмотря на то, что также была лишена фронтальных зубов, под давлением языка продолжала рост в ширину и главным образом вперед. В результате через год получилось заметное нарушение соотношения зубных рядов верхней и нижней челюсти.

Лечение дефектов челюстных костей, альвеолярных отростков, твердого и мягкого неба

Протезирование проводилось нами последовательно в три этапа. Первый протез был сделан с намерением воздействовать на рубцовое стяжение нижней губы без хирургического вмешательства, в расчете на большую податливость мягких тканей у подростка, чем у взрослого. Это был съемный пластинчатый протез для нижней челюсти без кламмеров с пятью фронтальными зубами и со значительным утолщением в виде валика с вестибулярной стороны.



Больной был дан совет 2—3 раза в день массировать рубец на этом валике. В остальном обращение с протезом и уход за ним и полостью рта были обычные. Больная являлась для наблюдения через каждые 1—2 месяца. Результаты были хорошие. Губа стала мягче и эластичнее.

Когда через 10 месяцев мы снова приступили к протезированию, оказалось, что ротовая щель значительно расширилась, так что оттиск возможно было снять целиком, а не отдельными частями, как в первый раз.

Второй этап протезирования заключался в воздействии на суженную нижнюю зубную дугу с тем, чтобы расширить ее до пределов нормы. К этому времени нижняя челюсть была настолько уже верхней, что на пятых зубах получилось смыкание одноименных бугров, а у четвертых зубов артикулировали небные бугры верхних со щечными нижних. Эта картина была более выражена с левой стороны, т. е. соответственно расположению рубца.

Был изготовлен новый протез для нижней челюсти с раздвижным винтом, расположенным на язычной стороне пластинки, в области левого клыка. С вестибулярной стороны снова было сделано утолщение в виде валика для растяжения губы. Этот протез оказался весьма эффективным, и через 6 месяцев нижняя зубная дуга была расширена почти до нормы (ориентируясь по соотношению зубов с антагонистами) .

На третьем этапе получилась возможность приготовить для больной два съемных протеза обычного типа, так как образовался достаточной ширины вход в ротовую полость. Назначение этих протезов — восстановить функцию жевания и речи и поддерживать артикуляционное равновесие до совершеннолетия, когда их можно будет заменить более удобными несъемными или опирающимися протезами.