Вы здесь

Регенерация и перестройка костной ткани альвеолярного отростка при кортикотомии

Большое значение имеет изучение процессов регенерации костной ткани после кортикотомии. Знание их могло бы повлиять на выбор метода кортикотомии (линейная, решетчатая, комбинированная), время наложения протеза и, наконец, они могли бы пролить свет на те процессы, конечным итогом которых является обратное развитие альвеолярного отростка: — зубоальвеолярное укорочение.

Нельзя сказать, что до нас никто не проявлял интереса к этим вопросам и не пытался дать на них ответ. Известны исследования А. Т. Титовой (1967), К. В. Тюкалова и В. В. Некачалова (1968), Н. Byloff-Clar (1966). Но анализируя методику проведения их экспериментов, мы нашли в этих исследованиях несколько слабых мест. К ним относится отсутствие наблюдений над регенерацией в динамике, никто из исследователей не применял лечебно-накусочные протезы, а в некоторых опытах (А. Т. Титова) использовались животные (кролики), кость которых по своему строению отличается от кости человека.

Было очень важно провести новые эксперименты на млекопитающих, кость которых по своему строению близка к кости человека. Условия эксперимента желательно приблизить к тем условиям, которые возникают в полости рта при аппаратурно-хирургическом лечении.

С этой целью по нашему заданию В. Н. Ралло (1970) провел специальный эксперимент на 24 собаках в возрасте от 1,5 до 4 лет. В первой серии опытов проводилась ленточная, во второй — решетчатая кортикотомии альвеолярного отростка верхней челюсти. Животные находились под наблюдением 2, 7, 12, 16, 25, 35, 45 и 60 дней.

Объем книги не позволяет подробно изложить результаты наших, исследований. Желающих изучить этот вопрос более подробно мы отсылаем к нашей монографии «Теория и клиника протезирования частичными съемными протезами» (1973), а также к диссертации В. Н. Ралло (1970). Здесь же мы коротко остановимся на этих исследованиях.

Ортопедические вмешательства у пациентов пожилого возраста

Микроскопическое изучение показало, что через 60 дней от начала опыта дефекты костной ткани заполнялись зрелой новообразованной костной тканью, отличающейся от ранее существовавшей размером и формой остеонов, количеством и диаметром сосудов костных канальцев (гаверсовых каналов). На отдельных участках наблюдалось замещение костных дефектов фиброзной тканью, богатой коллагеновыми волокнами с многочисленными остеобластами.

Реактивные процессы в кости после ленточной и решетчатой кортикотомии протекают в одинаковой последовательности. Регенеративные же процессы в кости после кортикотомии при условии функционального напряжения имели особенности. Последние были заметны через 12 дней от начала опыта и выражались в усилении регенеративных процессов, проявлявшихся образованием костных балочек в грануляционной ткани, чего не отмечалось в других сериях опытов, т. е. опытах без функционального напряжения. Иначе говоря, остеогенез при Наличии дополнительного функционального раздражителя начинается раньше. Изучение микропрепаратов кости после кортикотомии в условиях функционального напряжения показало, что зубоальвеолярное укорочение при воздействии лечебно-накусочных протезов достигается путем перестройки альвеолярного отростка, сопровождающейся образованием лакун, как со стороны периодонта, так и в губчатом веществе, а также истончением костных балочек в нем. Исследуя микроскопические препараты кости после кортикотомии, мы не обнаружили размягчения кости (некроз), перемычек между отверстиями, которые наблюдала в своих опытах А. Т. Титова.

Экспериментально гистологические исследования кости после кортикотомии не позволили сделать вывод о преимуществе какого-либо вида кортикотомии. Выбор ее определяется анатомо-топографическими условиями для верхней и нижней челюстей, величиной альвеолярного отростка, а также стороной, где происходит кортикотомия (язычная, щечная, небная) и др. В клинике мы отдаем предпочтение ленточной кортикотомии, часто дополняя ее сетью отверстий в кортикальной пластинке.



Отдаленные результаты устранения вторичных деформаций окклюзионной поверхности зубных рядов аппаратурно-хирургическим методом были изучены в нашей клинике В. Н. Ралло (1980). В разные сроки им обследовано 45 человек. У 41 больного для лечения применялись съемные, у 4 — мостовидные протезы. Через 1—2 года повторно обследовано 6 больных, через 2—3 года — 10, через 3—4 года — 14, через 4—5 лет — 9, через 5—7 лет — б больных.

Обследование показало, что слизистая оболочка на месте операции была здоровой, не отличаясь от окружающей. У 40 больных перемещенные зубы имели нормальные соотношения клинической коронки и корня. У 3 больных появилось незначительное обнажение шеек зубов с небной стороны. У 2 больных перемещенные зубы были удалены по показаниям, но не связанным с ортопедическим лечением (перелом коронки, разрушение кариесом).

Анализ рентгенограмм альвеолярного отростка перемещаемых зубов у 44 человек (у 41 больного перемещению подлежали интактные зубы, у 3 — депульпированные), полученных до и после лечения, показал, что у 44 из 45 больных пародонт зубов не имел патологических изменений даже тогда, когда перемещению подлежали депульпированные зубы (3 больных). У одной больной обнаружена околокорневая киста. Появление ее следует расценивать как результат функциональной перегрузки, возникшей при повышении межальвеолярной высоты на лечебно-накусочном протезе.

Обращает на себя внимание устойчивость полученных результатов в тех случаях, когда больные пользовались протезами. Этот вывод в одинаковой степени относится и к осложнениям, возникшим при лечении. Так, у 2 больных при ликвидации зубоальвеолярного удлинения боковых зубов произошло вестибулярное (губное) смещение малых резцов. Эта вновь возникшая деформация сохранилась ко дню обследования, т. е. через 4 и 6 лет.

Если больные не пользовались съемными протезами, которые были наложены после лечения, то обязательно наступал рецидив. Мы наблюдали 3 таких больных. При лечении их была допущена ошибка: после наложения протеза больные не находились под наблюдением врача. Был забыт принцип законченности лечения, который требует прекращения курирования только после того, как врач убедится, что больной пользуется протезом, принимает наиболее распространенную пищу, речь его нормальна и нет патологических изменений протезного ложа.

После завершения аппаратурно-хирургического лечения сошлифовывают бугры тех зубов, которые долго оставались без антагонистов. Это делают для того, чтобы привести соотношение клинической коронки и корня в соответствие с возрастом, а также для расширения протезного пространства. При опросе больных не выявлено каких-либо жалоб на зубы, у которых сошлифовывались бугры. Важно производить не просто стачивание бугров, а их полировку для создания гладкой поверхности.

Всем больным при беседе задавался один и тот же вопрос: как бы они поступили, если бы потребовалась повторная операция? 37 больных в случае необходимости были согласны на новую операцию, 7 (6 женщин и один мужчина) ответили на вопрос отрицательно.