Вы здесь

Состояние нервного аппарата в недогруженном звене

Из работ физиологов известно, что в костях и костном мозгу существуют нервные приборы различного функционального характера. Н. А. Федоров (1952), описав изменения костного мозга в тазовой кости после нарушения целости поясничного и крестцового сплетения и симпатического ствола, пришел к выводу, что нервная система оказывает самое непосредственное трофическое влияние на кроветворную функцию костного мозга. В 1954 г. К. М. Быков высказал предположение о наличии различных рецепторов в костном мозгу и кости.

В стоматологической литературе в ряде работ освещаются вопросы иннервации челюстей. И. М. Оксман и А. И. Яшина (1954) отметили, что нервные волокна проникают через межальвеолярные перегородки. Б. И. Мигунов и Е. И. Жукова (1954) выявили нервные волокна в костномозговых пространствах альвеолярного отростка и наблюдали дистрофические изменения этих волокон при пародонтозе. А. А. Манина и И. М. Оксман (1953, 1954) изучали морфологию нервных приборов зубов и перицемента. Большой интерес представляют работы Л. И. Фалина по морфологии рецепторов зуба (1956) и по морфологии и физиологии вторичной дегенерации периферических нервов (1954). В 1956 г. Л. Л. Ванников, Ю. Н. Соловьев и В. Г. Татаринов, применив для изучения иннервации челюстей и зубов новую методику импрегнации нервных волокон в кости и костном мозгу с использованием ультразвукового генератора, выявили нервные структуры челюстей. Они пришли к выводу, что перицемент функционирующих зубов имеет большое количество нервных приборов (нервные волокна, нервные пучки и нервные окончания).

Особенно большое количество нервных окончаний имеется в перицементе, прилежащем к верхушке корня зуба. Эти данные позволили авторам высказать предположение о наличии в этой области специальной рефлексогенной зоны, связанной с восприятием жевательных раздражений. Этот важный вывод показывает связь нервной структуры с функцией зубочелюстной системы.

К сожалению, в литературе еще мало работ, которые бы освещали состояние нервного аппарата в связи с особенностями функции зубочелюстной системы.

Потеря зубов приводит к нарушению функции зубочелюстной системы, когда для отдельных зубов создаются неблагоприятные функциональные условия. В. Ю. Курляндский определяет такое состояние зубочелюстной системы как функциональную патологию. При этом в самой зубочелюстной системе могут возникать различные заболевания.

Изменившиеся условия существования челюстей в результате потери антагонистов в области феномена Попова вызывают сдвиги в обменных процессах челюсти, а в дальнейшем приводят и к морфологическим изменениям как в зубных, так и в околозубных тканях, что было и опубликовано нами ранее.

Можно предполагать, что подобная перестройка зубочелюстной системы в связи с изменившейся функцией не могла не отразиться на нервном аппарате.

Клинические наблюдения подтверждают такое предположение. Во-первых, общеизвестен клинический факт, что болевая реакция на повышенное давление у зубов, лишенных антагонистов, не наблюдается при ношении лечебного аппарата, разобщающего прикус. Во-вторых, при определении электровозбудимости 300 зубов, лишенных антагонистов, у 60 больных нами была выявлена пониженная электровозбудимость в пределах от 12 до 300 мА, причем понижение электровозбудимости проявлялось тем больше, чем длительнее был промежуток времени с момента потери антагонирующих зубов. Кроме того, нам удалось отметить, что из ряда зубов, лишенных антагонистов, более пониженную электровозбудимость имеет зуб, дальше всех расположенный от антагонирующих зубов. Поскольку этот факт не всегда объяснялся сроками потери антагонистов, мы полагаем, что более пониженную электровозбудимость у зуба, лишенного антагонистов, дальше всех расположенного от антагонирующих зубов, можно объяснить тем, 4to этот зуб меньше всех получал функциональных импульсов от соседних функционирующих зубов. Для выяснения патоморфологического состояния нервного аппарата при феномене Попова мы провели три серии опытов на 42 морских свинках; 8 морских свинок служили контролем. У подопытных свинок удаляли жевательные зубы верхней челюсти слева, после чего в разные сроки (через 1, 4, 6, 11 и 12 месяцев) животных забивали, а нижние челюсти подвергались гистологическому изучению.



После декальцинации (HNО3) материал промывали, а затем фиксировали в 10% нейтральном формалине. Импрегнацию нервных волокон серебром проводили по методу Кампаса.

Гипераргирия, вакуолизация и фрагментация в отдельных нервных волокнах

В первой серии опытов, когда зубы были лишены антагонистов на протяжении 1, 2 и 3 месяцев, наряду с нормальным строением нервных волокон в некоторым из них наблюдалась гипераргирия и вакуолизация В отдельных нервных волокнах костномозговых пространств отмечалась не только вакуолизация, но и| фрагментация нервного волокна (рис. 17).

Во второй серии опытов (4—6 месяцев) дистрофические изменения в нервных волокнах периодонта проявлялись в виде гипераргирии и четкообразном утолщении, вакуолизации и фрагментации. Со стороны костномозговых пространств наблюдался выраженным распад нервных волокон на фрагменты и вакуолизация их.

Распад нервных волокон на фрагменты и вакуолизация их почти во всех волокнах

В третьей серии опытов (11—12 месяцев) дистрофические изменения в нервных волокнах периодонта и костномозговых пространств были выражены значительнее. В пучке нервных волокон периодонта распад и набухание были выражены почти во всех волокнах. Нормальное строение имели только единичные нервные волокна (рис. 18).

Изучение нервнорецепторного аппарата позволяет сделать следующие выводы.

  • 1.    Состояние нервного аппарата при феномене Попова тесно связано с функцией зубочелюстной системы.
  • 2.    Функциональная патология при феномене Попова приводит к дистрофическим изменениям в нервном аппарате.
  • 3.    В ранние сроки после потери антагонирующих зубов изменения нервных волокон проявляются в виде гипераргирии, четкообразном утолщении и вакуолизации нервных волокон.
  • 4.    В более поздние сроки после потери антагонистом в нервном аппарате при феномене Попова дистрофические изменения становятся более выраженными и наряду с гипераргирией, четкообразным утолщением и вакуолизацией отмечается фрагментация нервных волокон. Дистрофический процесс в этом случае захватывает большее число нервных волокон.
  • 5.    При нарушении функции зубочелюстной системы в связи с потерей антагонирующих зубов длительностью до 1 года дистрофические изменения отмечаются почти во всех нервных волокнах. Лишь единичные нервные волокна сохраняют обычное строение.