Вы здесь

Верхняя челюсть

Верхняя челюсть является парной покровной костью, строение которой адаптировано к осуществлению дыхательной, речеобразовательной, сенсорной, жевательной и ряду других функций. Состоит из тела и четырех отростков (рис. 5). На теле челюсти различают переднюю (fades anterior), глазничную (fascies orbitalis), носовую (fades nasalis) и подвисочную (facies infratemporalis) поверхности, которые совместно с соответствующими образованиями других костей образуют глазницы, полость носа и подвисочную впадину. Исключением является передняя поверхность, нижняя граница которой переходит в зубные альвеолы.

Верхняя челюсть (передненаружная поверхность)

Внутри тела верхней челюсти имеется выстланная слизистой оболочкой полость (sinus maxillaris), открывающаяся в средний носовой ход. По мере прорезывания зубов эта полость увеличивается кверху и кзади. Существует предположение, что эта полость выполняет резонаторную и защитные функции: согревание и очищение от пыли воздушной струи, проходящей через нос.

Лобный, скуловой и небный отростки с одноименными костями образуют устои (контрфорсы), противостоящие жевательному давлению, исходящему от зубных рядов (рис. 6).

Контрфорсы верхней челюсти (По Валькгофу)

Давление при жевании, исходящее от двух резцов, клыка и первого премоляра, распространяется по носолобным устоям на поверхность глазницы, носовую, слезную и лобную кости, т. е. главным образом по вертикали. Сращение скулового отростка со скуловой костью образует скуловой контрфорс, по которому давление при жевании от коренных зубов распространяется по боковому краю орбиты на лобную кость и по скуловому отростку на височную кость. Нижний край орбиты является своеобразной перемычкой между лобно-носовыми и скуловыми контрфорсами.

Благодаря сращению крыловидного и небного отростков давление при жевании от коренных зубов трансформируется на основание черепа.

Небные отростки обеих челюстей, срастаясь друг с другом и с горизонтальной пластинкой небной кости, образуют твердое небо, уравновешивающее горизонтальные напряжения, возникающие на альвеолярных дугах.

В клиническом отношении большое значение имеет изучение небного отростка как анатомического образования, отделяющего полость носа от полости рта и связанного с альвеолярным отростком, в котором находятся зубы.

Срастаясь по срединному шву, небные отростки образуют твердое небо, анатомическое строение которого весьма вариабельно. У новорожденного оно почти плоское, однако по мере развития альвеолярного отростка приобретает куполообразную форму. Глубина и форма небного свода зависят от ряда внешних и конституционных условий.

Компрессии верхней челюсти, вызываемые хроническими воспалительными процессами в носоглотке, являются одной из причин остроконического, или готического, неба. Аномалии прикуса, остеомиелиты челюстей или ранние операции по поводу ураностафилопластики нередко влекут за собой асимметрические деформации неба. Характерные очертания приобретает свод неба у крайних конституциональных типов — долихо- и брахицефалов. У первых оно, как правило, глубже.



Наиболее закономерно изменяется глубина неба в связи с рассасыванием зубных альвеол или альвеолярного отростка. Зубные альвеолы — специальные вместилища для зубов — возникают по мере их появления и исчезают вместе с ними. Ни одна из наиболее распространенных причин не влечет за собой столь резкого уплощения свода неба, как потеря зубов. С другой стороны, ничто так отрицательно не влияет на фиксацию съемных пластиночных протезов, как плоское небо.

Определяющийся по месту сращения небных отростков срединный шов претерпевает существенные возрастные изменения. У новорожденных он представлен соединительной тканью, в которую с возрастом по мере увеличения функциональных нагрузок проникают зубцеобразные костные выступы. Это взаимопроникновение к 35—40 годам заканчивается костным соединением — швом неба (sut. palatina mediana). Степень выраженности этого шва различна. Она зависит как от массивности самого сращения, так и от развития подслизистого слоя. Если подслизистый слой хорошо развит, то шов неба погружен в ее толщу, и, наоборот, если подслизистый слой развит слабо, весь или определенные участки этого шва возвышаются над ее уровнем в виде валика (torus palatinus). Это не исключает возможности генетически детерминированного разрастания шва неба, но в том и другом случае валик является причиной балансирования съемных протезов.

В области центральных и боковых резцов шов неба раздваивается, охватывая с обеих сторон резцовую кость. К 6-месячному возрасту резцовая кость окончательно срастается с костями челюсти. От нижнего края тела верхней челюсти, отграничивая небо от преддверия рта, отходит альвеолярный отросток (processus alveolaris). Располагается он дугообразно, выпуклостью вперед и кнаружи. Нижний широкий край альвеолярного отростка содержит восемь зубных альвеол, разделенных межальвеолярными перегородками.

Часть зубных альвеол, соответствующая передним зубам, имеет альвеолярные возвышения (juga alveolaria). Обе части альвеолярного отростка соединяются между собой. Над этим соединением возвышается носовая ость (spina nasalis anterior).

Развитие альвеолярного отростка тесным образом связано с развитием зубов, поэтому его величина и форма в течение жизни непрерывно изменяются. В процессе формирования молочного прикуса в альвеолярном отростке формируется пять зубных альвеол (соответственно количеству молочных зубов), однако в постоянном прикусе их становится восемь, причем их глубина и форма претерпевают существенные изменения в связи со сменой молочных зубов на постоянные, которые, как известно, отличаются числом и формой.

Независимо от возраста, когда потеряны зубы, в соответствующем месте неизбежно рассасывается альвеолярный отросток. Поэтому говорить о возрастных особенностях зубных альвеол в общепринятом смысле нельзя.

Клиницисты различают три типа верхней беззубой челюсти, отличающихся друг от друга по степени атрофии альвеолярных отростков. Однако такая классификация является чисто клинической и не может быть поставлена в связь с возрастными изменениями верхней челюсти вообще и альвеолярного отростка в частности. Отсюда следует, что рельеф альвеолярного отростка не зависит в первую очередь от того, как давно и какие именно зубы были удалены. Вероятно, этот факт находит объяснение в том, что зубные альвеолы являются вторичными образованиями, возникающими в связи с прорезыванием зубов. Отсюда следует весьма важный в практическом отношении вывод, что ни в коем случае не следует начинать протезирование несъемными конструкциями сразу же после удаления зубов. Вначале должны рассосаться зубные альвеолы, затем произойти атрофия соответствующего участка альвеолярного отростка, и только после этого можно рассчитывать на точное и длительное прилегание протезов к пограничным тканям.

Обе верхние челюсти, срастаясь на 7-й неделе пренатального развития, представляют собой единую анатомическую структуру и в функциональном отношении они едины.

В клинике можно встретить отрыв обеих челюстей от скуловых костей или вместе со скуловыми костями от клиновидной кости и вместе с последней от основания черепа, но разрыв челюстей по месту их сагиттального сращения является беспрецедентным.

Высокая степень пневматизации этих костей в функциональном отношении вполне оправданна. Однако она не менее целесообразна и как механическая система. Ажурное, ламинарное строение тела челюсти отнюдь не является слабым местом этой системы, подобно тому как реечные или полые крепления обладают не меньшей сопротивляемостью нагрузке, чем сплошные. Если к этому прибавить, что обе верхние челюсти окаймлены достаточно мощными костными швами, образующимися в местах сращения этих костей с другими элементами лицевого скелета, то механическая надежность этого комплекса становится понятной.